наверх

Как распознать мальчика, растущего без отца?

Вот основные признаки, по которым можно распознать мальчика, серьезно нуждающегося в отцовской опеке:

• агрессивность по отношению к сверстникам,

• чрезмерный интерес к чисто мужским «игрушкам» (оружие, мышцы, грузовики — смерть!),

• ограниченный диапазон поведения (нарочитая отстраненность от забав и игр сверстников, напускное равнодушие), высокомерное отношение к женщинам, геям и другим представителям меньшинств.

Эти признаки хорошо известны всем учителям. Давайте рассмотрим, чем они вызваны. Агрессивный стиль общения — это своеобразная маскировка чувства неуверенности, которое испытывает мальчик. В отсутствие похвалы и уважения со стороны взрослых мужчин он становится жестким. Его принцип таков: нанеси удар первым, пока не ударили тебя. Если мальчик мало общается с отцом или другими мужчинами, он, в общем-то, и не знает, что такое быть мужчиной. У него нет слов, навыков, чтобы выразить себя.

Поскольку он не видит перед собой примера, он не знает, как: выходить из конфликта с юмором, легко общаться с женщинами, не проявляя при этом сексуальной настойчивости, выражать свои чувства, просить прощения и прочее. Такой мальчик может почерпнуть представления о мужественности только из фильмов или компании сверстников. Если его герой Клод Ван Дамм, ему вряд ли станет легче в реальной жизни. А дружки из компании, скорее всего, такие же, как и он сам, и у них можно научиться лишь односложным восклицаниям вроде «Во!», «Круто!» или «Пошел вон». Вспоминая собственное детство, я отчетливо помню, что больше всего боялся быть осмеянным или избитым другими ребятами. Мальчики просто катастрофически боятся показаться смешными. Они зачастую испытывают глубокий стыд за то, что не могут быстро читать вслух в классе. Боятся, что их унизит учитель. Мальчики умненькие и сообразительные испытывают сложности другого рода — они боятся, что их назовут любимчиками, подлизами, и за это им тоже грозит исключение из компании. Если мальчик проявляет творческие способности или резко выделяется из толпы сверстников, он рискует получить прозвище «ботаника» или того хуже! Мальчик, который чувствует за собой поддержку отца и мамы, других взрослых родственников-мужчин, не страдает от подобных комплексов, потому что он знает, каково быть мужчиной. Но мальчику, испытывающему дефицит отцовского внимания, приходится маскировать свою неуверенность в себе. Самый лучший способ — агрессивность. То же самое относится и к сфере интересов мальчика. Жесткий парень должен иметь и жесткие интересы. Мальчики (не имея перед глазами примера отца, который увлекается спортом или музыкой, может вовлечь ребенка в творческий процесс или садоводство) невольно склоняются к тем увлечениям, которые спокон веку считаются чисто мужскими — активное накачивание мышц, пальба из пистолетов и т.д. Похвала, как противоядие Если отец, дядя или старший товарищ хвалит мальчика, это автоматически укрепляет его веру в себя. Представим, что семья возвращается домой после пикника с друзьями. Отец как бы, между прочим, замечает: «Ты здорово управился с малышами, организовав этот матч по крикету. Им так понравилось!» Мальчик глубоко впитывает этот комплимент. (Мать могла бы тоже сказать это, но похвала отца для подростка важнее.) Учитель или друг видит, как мальчик барабанит по крышке стола, выбивая сложный ритм: «Знаешь, из тебя мог бы получиться классный барабанщик. Ты выбиваешь такой сложный ритм!» Такой комментарий весьма ценен для мальчика. Он становится менее зависимым от мнения компании и готов к принятию ответственных решений. ы кто, девчонка? Если вы не знаете, кто вы есть на самом деле, есть только один способ укрепить самооценку — доказать, что вы не тот, за кого вас принимают. Доктор Рекс Стоссигер сделал наблюдение, что мальчики, которые не имеют перед собой положительного мужского примера, самоутверждаются за счет того, что доказывают, что они не девчонки Вот почему они и гонят от себя все, что считают «девчачьим» — мягкость, общительность, эмоциональность, внимание и заботу. Они отвергают любые мягкие качества, как отвергают и самих девчонок.

Таким образом, выходит, что самооценка мальчиков является ключом к расизму или дискриминации по половому признаку, которые представляют собой серьезную проблему современности. Задиры в школе, как ни печально об этом говорить, но драки — это часть жизни любого мальчишки. Исследование, проведенное среди двадцати тысяч австралийских школьников, показало, что каждый пятый ученик подвергался избиению, по крайней мере раз в неделю.

Именно школы создают эту проблему и сами же способны решить ее, впрочем, и родители тоже могут помочь в этом. В системе образования слишком развита конкуренция и в результате менее способные и удачливые ученики чувствуют себя ущемленными. Кулаки становятся для них способом доказать свое превосходство. Многие школы сами провоцируют развитие агрессивности в учениках, унижая их, заставляя чувствовать свою никчемность, не помогая им подтянуться в учебе и сравняться со сверстниками.

Самые жестокие драчуны — жертвы домашнего насилия, потому у них утерян естественный для детей страх причинить боль другим. Они проделывают с другими то же самое, что проделывают с ними. Драки в школах — это наследие тех времен, когда считалось нормой для мужчины избивать свою жену, а для родителей — избивать своих детей. К счастью, домашнее насилие сегодня уже не в почете.

Мальчик в школе: воин на поле битвы?


Сегодня многие школы похожи на поле битвы. Учителя испытывают повышенные нервные нагрузки, и это еще при их мизерных жалованьях; дети все реже приносят из дома хорошие манеры, чувство покоя, любви и защищенности. Количество педагогов-мужчин катастрофически сократилось. Все больше женщин выходят на передовую борьбы с мальчишками, которые явно не проявляют к ним уважения. Классная комната становится ареной борьбы, у которой две цели — дать девочкам знания и научить мальчиков вести себя.

Итак, мальчики являются источником стресса, но они и сами от него страдают. Девочки превосходят мальчиков в знаниях по всем школьным предметам. Ради всеобщего блага необходимо придумать достойную мотивацию к учебе для мальчиков.

Зная о том, насколько сильны различия между мальчиками и девочками в физическом и интеллектуальном плане, и с учетом того, что мальчикам нужен пример для подражания (мужского пола), становится совершенно очевидно, что школа должна измениться, если она хочет стать комфортной средой обитания для мальчиков. И вот с чего стоит начать:

Не стоит спешить с поступлением в школу

В связи с отставанием в развитии тонкой моторики и разговорной речи мальчики только выиграют, если пойдут в школу на год позже девочек-сверстниц. (Некоторые школы уже внедряют эту практику и крайне одобрительно отзываются о ней.)

Но это не значит, что нужно установить жесткие правила. Можно просто провести проверку развития тонкой моторики у мальчика, поговорить с его родителями и педагогами. Очень часто приходится убеждать родителей повременить с поступлением их сына в школу, поскольку родители воспринимают процесс образования как гонку и настроены отдавать свое чадо в школу чуть ли не с пеленок!

Вдумчивые родители поймут преимущества более позднего поступления мальчика в школу, если им это грамотно объяснят. Поскольку дни рождения разбросаны по всему учебному году, возраст поступления может варьироваться, в том числе и по фактическим способностям ребенка. Кстати, запаздывающие в развитии девочки тоже могут пойти учиться на год позже.

Проблемы с дисциплиной требуют вмешательства родителей

Чтобы привлечь к себе внимание, мальчишки зачастую хулиганят. Во всех школах мира, где я бывал, уже доказано практикой: мальчик, который растет без отца, несет школе проблему с дисциплиной. Мальчики неосознанно выражают свое желание, чтобы рядом был мужчина, которому можно было бы доверить свои мысли, но они не знают, как об этом попросить. Девочки словами обращаются за помощью, а мальчики это делают действием.

Если мы сумеем привлечь к работе в школе мужчин-педагогов, проблема детей, растущих без отца, может быть снята. Желательно, если учитель появится в жизни мальчика до того, как он попал в беду. Если же все-таки неприятности происходят, мужчины-учителя смогут разъяснить мальчикам суть проблемы, помочь им разрешить ее.

Недавние исследования доказали, что мальчики, которые в школе демонстрируют наплевательское отношение ко всему, на самом деле хотят добиться успеха и признания. Нам нужно лишь подать им руку помощи. Мы наказываем их вместо того, чтобы стать для них лидерами. Лидерство — это не обязательно вещание с трибуны. Оно может быть личным примером.

Сегодня в школе слишком много робких педагогов. Мало того, что они давно подавили в себе собственную энергию, так они еще видят угрозу в мальчишеской активности. И пытаются растоптать ее. Отсюда и нелепые системы «отчетов», практикуемые в школах, и прочие бюрократические выкрутасы. Один учитель описал мне принятую в его школе дисциплинарную систему отчетов как «изматывающую, неконструктивную, обезличенную». Она предполагает установление дистанции между учителем и учеником, но не способствует доверительным отношениям. Сегодня ее девиз таков «Если ты плохо себя ведешь, мы тебя изолируем». А на самом деле должно быть так «Если тебе так нужна помощь, мы окажем ее тебе».

Воспитание энергичного поколения

Судя по серьезной обстановке в современной школе, здесь обучают солидных граждан, а не молодых людей в самом энергичном возрасте. Ученики должны быть тихими, вежливыми, понятливыми. Кажется, что любые эмоции противопоказаны такому типу обучения (хотя в школе есть немало замечательных педагогов, которые умеют расшевелить класс, зарядить энергией и хорошим настроением).

Пассивность, которую требует школа, противоречит всем нашим представлениям о детях, особенно о подростках. Отрочество — это период страсти. Мальчики (и девочки) жаждут получить знания и жизненный опыт, а это могут дать им мужчины- и женщины-педагоги, которые и формируют их интеллект, навыки, жизненную позицию. Если дети просыпаются утром и не восклицают: «Ура! Сегодня в школу!», значит, что-то не так.

Некоторые дети более темпераментны в сравнении с другими. Их страстные увлечения и таланты (а не только уровень тестостерона в крови) заставляют творить что-то значительное, реальное и обязательно нужное. Если не подхватить этот порыв, не увлечь его в здоровое русло, энергия ребенка выльется в какие-нибудь неприятности.

Страстность ребенка должна быть подхвачена и усилиями родителей, учителей или других наставников. В старые добрые времена наставники не теряли время даром — они уводили мальчиков в пустыню и учили их один на один выживать. Церемонии посвящения во взрослую жизнь были незабываемым ритуалом для мальчиков. В некоторых культурах мальчики должны были танцевать ночь напролет или пройти 300 километров, чтобы выдержать испытание на прочность. В этих обществах, видимо, знали кое-что об энергетическом потенциале молодых.

Адские муки домашних заданий

Моя подруга бегала по всей квартире за сыном, читая ему домашние задания. А когда он с наушниками закрывался в уборной, она не отступала, и продолжала читать громче домашнее задание по истории. Сын плакал и ругался на мать, было очень трудно... обоим.

Но теперь, когда сын подруги повзрослел и поступил в институт, он очень благодарен матери, хотя и с трудом, но в этом признался...

Сегодня многие мужчины, наделенные властными полномочиями, подвергаются серьезной критике со стороны общества. Речь идет о шовинистически настроенных судьях, бизнесменах-трудоголиках, которые не умеют общаться с собственными детьми, высокомерных медицинских специалистах, менеджерах, которые не умеют общаться с клиентами. Все эти важные персоны учились в школах — как правило, дорогих, частных, однополых. Может, есть какая-то вина школы в том, что она выпускает в жизнь неуравновешенных мужчин?

В школе протекают некие невидимые процессы, которые вызывают у мальчиков сильнейший стресс, а у кого-то — отвращение к академическим наукам на всю оставшуюся жизнь. Короче, налицо дисбаланс.

Школа решительно требует, чтобы мальчики, начиная с восьми лет выполняли ежедневно большой объем домашних заданий, независимо от того, что еще происходит в жизни мальчика (и его семьи). Родителям просто невыносимо слышать от ребенка начальной школы о том, сколько ему задали на дом, а вечером, возвращаясь с работы, видеть его не счастливым, а усталым. Сердце разрывается от боли, когда четырнадцатилетний мальчик (который вырос на дюйм за последние десять недель) врывается домой и в слезах произносит, что не может сегодня делать уроки. Он засыпает прямо в одежде, зная, что завтра в школе ему не поздоровится. Продуктивна ли такая требовательность? Разве не тот же результат на выпускных экзаменах получит ребенок, если он будет заниматься дома не три часа, а один? Родители вынуждены сидеть вместе с ребенком допоздна, помогая ему с уроками. А ведь логичнее было бы ставить ему реальные задачи и приучать работать самостоятельно. Мотивированный труд более ценен в сравнении с тем, что достигается в состоянии злости и раздражения. И будет ли мальчик, который вечерами корпит над домашними заданиями, стремиться к продолжению учебы в высших учебных заведениях? Самое печальное, не возникнет ли у него ненависти к интеллектуальной деятельности вообще?

Есть и другие негативные факторы домашних заданий. Мальчик встает в половине седьмого утра, чтобы в половине восьмого уйти в школу, и каждые три дня из четырех возвращается домой в шесть — шесть тридцать вечера. У него должно быть время для ужина. Потом следуют уроки. А когда мальчику заниматься домашними делами? Разве воспитание трудолюбия и ответственности за состояние собственного жилища менее важно в сравнении с учебой? Мамам опять приходится взваливать на себя не только обязанности по дому, но и утешать сына, когда он пребывает в отчаянии от того, что не смог оправдать возложенных на него надежд. Школа ставит перед мальчиками задачу — достичь цели, во что бы то ни стало,— и рассчитывает на то, что семья будет содействовать в этом. Так и стоят в ожидании родители — с едой, одеждой, транспортом для своих чад, чтобы обеспечить все условия для выполнения требований школы. Впоследствии мальчики будут ожидать таких же жертв от своих жен, но в двадцать первом веке женщины не готовы к этой роли.

А когда же мальчикам играть? У них должно оставаться время поиграть в любимые игры, заняться любимыми делами, поболтать с приятелями после школы. Школа должна развивать в мальчиках уверенность, ставить перед ними достижимые цели и давать возможность расслабляться и веселиться.

Несомненной заслугой школы станет то, что она сумеет возвыситься над деструктивными ценностями современного общества. Почему бы не объяснить детям, что музыка нужна для удовольствия, спорт — для развлечения? И тогда дети, став взрослыми, будут продолжать играть на музыкальных инструментах, состязаться в своих любимых спортивных играх, дискутировать, играть в театре, потому что к этому приучила их школа.

Необходимо пересмотреть всю школьную политику. Это означает, что в классах нужно рассказывать об этом неприятном явлении, на конкретных примерах разъяснять, что допустимо в отношениях между людьми, а что нет. На школьных площадках должен присутствовать взрослый персонал, готовый разнять школьников, как только они начнут задираться. Лучше всего — не наказывать драчуна, а проводить с ним превентивные беседы. Может, вы и удивитесь, но эти методы зачастую оказываются весьма успешными. Обсуждения проблемы в группах более эффективны, нежели показательные порки. Впрочем, к этим методам тоже следует подходить правильно. Лучше воспользоваться советами профессионалов. Чем могут помочь родители?

Вот некоторые признаки, по которым родители могут определить, что их сын подвергался насилию в школе:

• физические признаки (странные синяки, ссадины, порезы или повреждения одежды или личных вещей)

• болезни на почве стресса (боли, головные боли, боли в желудке необъяснимого характера)

• боязливое поведение (страх идти в школу, выбор других маршрутов, просьба отвезти в школу на машине)

• снижение качества учебы

• приход домой голодным (скорее всего, ланч или деньги на ланч был украдены)

• просьба дать денег или кража денег (чтобы заплатить драчуну)

• отсутствие друзей

• редкие приглашения на вечеринки

• изменения в поведении (замкнутость, раздражительность, грусть, плаксивость, депрессия)

• отсутствие аппетита

• попытки самоубийства

• беспокойство (энурез, обгрызание ногтей, боязливость, тик, бессонница или крики во сне)

• отказ говорить, что случилось

• сбивчивые объяснения всего вышеперечисленного.

Разумеется, могут быть и другие причины, вызывающие то или иное состояние из описанных выше, и следует сходить к врачу, чтобы проверить состояние здоровья ребенка. Хороший доктор сам может выяснить у мальчика в ненавязчивой форме, не бьют ли его в школе. Хотя Все это кажется достаточно очевидным, сами мальчишки редко рассказывают о том, что их бьют, потому что считают это признаком слабости. Кроме того, они могут опасаться последствий своей откровенности. Если вы заметили, что вашего ребенка бьют, непременно поговорите с учителями и письменно изложите все, что произошло с вашим сыном. Приготовьтесь к тому, что таких встреч со школьной администрацией понадобятся две-три. Не ожидайте срочных и спешных решений, школе нужно время разобраться в случившемся. Но и не оставляйте проблему на рассмотрение только школы. Здесь нужны совместные усилия. Или вы, или школьный советник можете поработать с вашим ребенком, научив его реагировать на провокации твердо, с чувством юмора, не допуская рукоприкладства. В начальной школе мальчик, который умеет дружить и избегает неприятностей, который умеет постоять за себя, никогда не станет жертвой драчунов. Ригби и Сли рекомендуют родителям, чьих детей слишком часто унижают, пройти курс восточных единоборств. Старайтесь избегать слишком больших школ, где отсутствует индивидуальный подход к ученикам. Предельные нормы составляют для начальной школы четыреста учеников, а для средней — шестьсот. Все, что больше, уже становится похожим на «фабрику». Дети начинают сбиваться в группки для самообороны, и драки становятся неизбежностью. В школах, где практикуются специальные программы, рассчитанные на индивидуальный подход, драки — явление редкое. Ребенка мягкого и нежного лучше перевести в такую школу. Практически каждый ребенок — будь то мальчик или девочка,— может столкнуться с задирой в школе, но, обладая определенными навыками и твердостью, преодолеет эту проблему. А все мы, взрослые — семья, школа и общество — должны работать на то, чтобы научить наших детей жить, не унижая и не причиняя боли другим.


Популярные новости

загрузка...